Обрывки памяти чувств


Previous Entry Share Next Entry
сбивчиво о випассане. немножко нутра
рожа
marokula
Иногда я передаю себе приветы в будущее. Один из последних был сделан в окрестностях филиппинского селения Дэс Мариньяс в середине апреля. (Начало бессвязного рассказа здесь http://marokula.livejournal.com/97780.html) Я стою под шатром womans dinning hall у раковины и мою свои тарелки. Кажется, это обед, и ветви манговых деревьев освещены зенитным солнцем. Поднимая голову, я рассеянно смотрю на кусочек голубого неба между шатром и листьями. Мне чуть грустно и капельку тревожно за родных. Впервые в жизни я не связывалась с ними уже несколько дней, однако в целом я спокойна. Понимание, что все пройдет, и эти печали смешны перед вечностью, кротко, но твердо держится на краю моего сознания.

"Запомни этот момент, - говорю я себе. - Там, дома, куда ты сейчас так хочешь, тебе еще не раз будет гораздо тяжелее (в этот момент мне сложно представить, КАК ЭТО возможно и почему). Ты будешь вспоминать эти минуты и думать о том, как они были прекрасны (пусть сейчас кажется, что это не так). Они будут для тебя примером, и, поверь, ты захочешь вернуться. Это сложно представить, но ты еще не раз будешь плакать, не желая жить, но... Запомни этот момент. Это состояние, и эти ощущения. Здесь и сейчас".

И я вспоминаю. Солнце нежно гладит мою кожу, вокруг - приглушенный щебет птиц, молчащие женщины, теснящиеся у столов словно крупные задумчивые куры рыбы, а еще - отсутствие любых необходимостей. Всех, кроме одной - периодически нырять в себя и стараться уйти как можно глубже. Или выше - это уже из области слов. В медитации время проходит гораздо быстрее и спокойнее, чем в обеденный перерыв. Подумать ли - целых 1,5 часа свободного времени! И если "на воле" с книгой или телефоном они прошмыгивают молниеносно, то здесь проще всегда оставаться чуть в "медитозе".

Почти все мои соседки оказались любительницами постирать вручную. Стиральной машины здесь не было, но каждый день веревка для белья обновлялась футболками и шароварами разных мастей. Не желая считать себя грязнулей, я утешалась мыслью, что за стиркой дамы лишь хотят убить время. У меня не было стирального порошка и лишнего мыла, однако было несколько новых футболок. А также - здоровенный запас лени, даже здесь, чего уж кривляться. Зато едва ли когда-либо мои брови были выщипаны так идеально, как в ту середину апреля. Глядя в ручное зеркальце, периодически мне казалось удивительным, что подобное "наведение марафета" здесь не запрещено. Впрочем, моя соседка по койко-месту каждый день меняла серьги и амулеты на шее, а потому.. (нет, ну вы представляете, а?! праституткаа!!).

Первые три дня мы учились дышать. Дышать осознанно, - однако большой разницы здесь нет. Осознание себя рано или поздно становится вторым рождением, и, как ни крути, начинается всё с дыхания. Вскоре в промежутках между вдохом и выдохом я услышала то, что, истерично радуюясь, назвала "молчанием Бога". Дома на воле я слышала это молчание в редкие моменты осознания важности неудач. Так уж вышло, что Бог (тот самый, которого нет) не спешит любить нас всеми подряд до того момента, как мы не влюбимся в себя сами. Словно выпиливая нас лобзиком, он бьет по мягким местам своим молчанием (равнодушием). В итоге открывается два пути - либо в ненависть самосжирания, либо в любовь, но уже иного рода. И если дома молчание Бога встречалось как спасительный оазис в пустыне ужаса одиночества, то здесь всё было проще. В промежутках между вдохом и выдохом я слышала молчание Бога, но это молчание говорило больше, чем любые слова. Он молчал в каждой минуте, каждой частице меня и мира. Бог, бытие которого слишком реально, чтобы сказать "Он есть".

Зачастую те моменты я не понимала и не представляла, каким образом я желала того, или иного в своей жизни "там". И хотя мне периодически хотелось прокукарекать на общей медитации или нацарапать "х**" в туалете, все "низкие желания" из "той" жизни периодически удивляли. Однако, не стоит долго ждать, чтобы встретить свой порок лицом к лицу. Молчание Бога периодически нарушалось всяческими мелочами, карикатурно напоминающими проблемы моей повседневности. Будь то пламенный взгляд незнакомца или неторопливость толстой девочки рядом, - всё оставляло внутри длинный след эмоций и мыслей. В них я угадывала свою тень, то отдаваясь ей, то сотрясаясь от омерзения. Одним из образов, олицетворяющим для меня мою грязь, был воображаемый темный сгусток вонючей слизи и, видимо, плаценты. В нем я интуитивно угадывала чуть шевелящегося котенка. И хотя это был "котёёночек", ничего кроме отвращения и стыда перед его рождением я не испытывала. Он был дитем бессмысленного и дисгармоничного греха. Этот образ всплывал в моей голове, стоило мне лишь отвлечься в мыслях от "своего курса".

Впрочем, тема кошек всплывала за эти 10 дней не раз. На второй день (я даже пометила это своем тайном "дневнике" на листке расписания) совершенно внезапно на доске у туалета появился кот. Когда ты начисто лишен информации извне, а весь твой мир умещается на пяти сотках, появление такого "новичка" становится настоящим событием. Коту было не больше года, он был до безобразия худ, а его преимущественно белая шерстка почти тряслась от обилия на нем блох. Однако это не помешало коту на пару дней стать для меня примером правильной медитации. Развалившись под солнцем, животное часами находилось "здесь и сейчас" в отличие от 20 курочек дам, которые ходили вокруг него, пытаясь заткнуть свои внутренние диалоги.

Усиленно засасывая и выпуская из себя воздух, иногда на медитации я думала о спокойствии кота, и это периодически помогало. Помогало до того дня, когда блохастый повел себя совсем не по-буддийски. Однако это тоже, конечно же, было наполнено глубоким символизмом. Мы уже подошли к какой-то особо важной медитации, намострячившись осознавать себя целиком, когда рядом с meditation hall раздалось первое "мяу". Двери были закрыты, а снаружи никого не было, однако кот явно понял, что все пути к пищи спрятаны внутри зала. В минуты, когда все наше сознание целиком должно было находится, например, в мизинце правой руки, животное предприняло активные действия. Крик кота был до безобразия громок и пронзителен. Первой моей мыслью было то, что животное прекрасно понимает, чем мы заняты, и отвлекает нас намеренно. Потом я увидела картинку с 40 взмедитнувшими людьми и орущим им в уши котом со стороны и чуть не рассмеялась в голос. Чтобы не загоготать, я представила, что кот умирает и пришел просить о помощи. С учетом интенсивности его крика вскоре эта фантазия показалась мне более чем правдоподобной. Тогда я задумалась о проблеме милосердия в буддизме. Также, как этот кот, к более высокой расе может прийти человек. Он будет умолять о помощи и кричать, что умирает, однако "боги" будут уверены, что их долг, их медитация - важнее, чем его страдания и... Много-много всего. Жизнь она такая. К слову, с котом всё оказалось нормально, и пару дней спустя он показал себя вполне живым.

Я вспоминаю свой привет "оттуда" здесь, и мне становится легче. Я "вспоминаю" свое "здесь и сейчас" и вновь ловлю волну, для которой не существует "там". Спасибо миру, что он есть. Спасибо - тебе.
И да, тут до черта пафоса, но я и так много матерюсь в других местах, гармония сохраняется, всё норм.

P.S. Перед отъездом на Филиппины некоторые коллеги и друзья с усмешкой говорили мне "Только возвращайся оттуда". Не в силах представить, что бы заставило меня там остаться, я улыбалась в ответ. Обратный билет был использован по назначению, однако лишь по прошествии дней становится ясно, что всё же вернулась я не целиком.

Привет.

?

Log in